Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.


Я надеюсь, вы получите ответы на все вопросы, найдете здесь много полезной информации и сможете сделать правильный выбор адвоката, который профессионально, честно и искренне защитит Ваши интересы и интересы Ваших родных. Я уделяю большое внимание качеству оказываемых услуг и за 25 лет работы адвокатом не получил ни одной жалобы или претензии от своих клиентов.

C уважением, адвокат Скрипниченко Андрей Евгеньевич!

Шамин в 2008 году купил у Александрова земельный участок и зарегистрировал на него право собственности. Спустя два года брат Александрова был осужден за мошенничество. Приговором установлено, что он причастен к продаже Шамину участка: этот участок выбыл из владения муниципального образования в результате подделки документов. Еще через три года администрация через суд истребовала названный участок из чужого незаконного владения, признав право собственности Шамина отсутствующим.

Тогда Шамин тоже обратился в суд, чтобы взыскать с Александрова свои убытки. Хотя договор купли-продажи участка был составлен на 900 000 руб., Шамин показал расписку, согласно которой он передал Александрову 3 900 000 руб. В суде Шамин просил признать договор купли-продажи заключенным на сумму 3 900 000 руб. и взыскать эти деньги.

Александров иск не признал, заявил о пропуске срока исковой давности. По его мнению, такой срок следует исчислять с момента исполнения договора купли-продажи.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что Шамин вправе требовать с Александрова возмещение убытков, причиненных изъятием этого земельного участка (ст. 461 ГК). При этом судом установлено, что истец уплатил 3 900 000 руб.

Апелляция пришла к противоположному выводу. Она решила: по условиям договора купли-продажи стороны определили стоимость земельного участка в размере 900 000 руб. и произвели между собой расчет полностью до подписания сделки. Расписка написана спустя пять дней после совершения сделки и, по мнению суда, содержит признаки договора займа. При этом подлинника расписки о передаче 3 900 000 руб. нет, а требование истца о признании договора купли-продажи земельного участка заключенным на сумму 3 900 000 руб. фактически направлено на изменение условий сделки. Кроме того, суд апелляционной инстанции применил срок исковой давности, указав, что начало течения это срока должно исчисляться с момента, когда истцу стало известно о наличии вступившего в законную силу приговора суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда раскритиковала выводы апелляции. В соответствии с п. 1 ст. 200 ГК течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. Основанием для предъявления требований к продавцу является изъятие товара у покупателя, в силу чего срок исковой давности по этим требованиям не может начаться до возникновения таких оснований (ст. 461 ГК). Соответственно, исковая давность исчисляется с момента вступления в законную силу решения суда по иску третьего лица об изъятии товара у покупателя (п. 83 постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25). Кроме того, между сторонами отсутствовал какой-либо спор относительно факта выдачи и содержания расписки, ответчик лично подтвердил факт уплаты истцом 3 900 000 руб. Поэтому ВС отменил определение суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции (№ 18-КГ17-121).