Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.


Я надеюсь, вы получите ответы на все вопросы, найдете здесь много полезной информации и сможете сделать правильный выбор адвоката, который профессионально, честно и искренне защитит Ваши интересы и интересы Ваших родных. Я уделяю большое внимание качеству оказываемых услуг и за 25 лет работы адвокатом не получил ни одной жалобы или претензии от своих клиентов.

C уважением, адвокат Скрипниченко Андрей Евгеньевич!

КОМПЕНСАЦИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА УВЕЛИЧЕНА.

 

Истец Алексей Золотарев после длительного содержания в СИЗО был оправдан присяжными и получил право на реабилитацию. Он добивался компенсации исходя из расчета 2000 руб. за каждый день содержания под стражей – в общей сложности 2,366 млн. руб. Однако, первые две инстанции решили, что 150 000 руб. полностью компенсируют моральный вред от трех лет в СИЗО. При этом они отклонили доводы истца о нравственных страданиях, связанных с утратой социальных связей, с отсутствием возможности длительное время создать семью в связи с нахождением в изоляции от общества в период проведения предварительного и судебного следствия. Суд решил, что истец не доказал эти доводы. 

Замечу, что средняя компенсация морального вреда за жизнь и здоровье человека в России составляет 70000 руб.

 В Верховном суде (дело № 78-КГ18-38) помогли ссылки на нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практику Европейского суда по правам человека. Верховный суд согласился, что при определении размера компенсации морального вреда следует руководствоваться практикой ЕСПЧ, и поднял компенсацию, присудив заявителю запрошенную сумму. 

Верховный суд сослался на ст. 8 Конвенции, которая гарантирует защиту частной и семейной жизни. При этом понятие «семейная жизнь» не относится исключительно к основанным на браке отношениям и может включать другие семейные связи, в том числе связь между родителями и совершеннолетними детьми, отмечено в определении коллегии.  У истца есть и сын-студент, который жил вместе с отцом, и родители, которым Золотарев помогал материально, напомнил Высший Суд. Эти обстоятельства «не вызывают сомнений в силу их очевидности», отметила коллегия, и нижестоящим инстанциям следовало учесть их при определении размера компенсации. 

 Верховный суд также сослался на Пленум № 10, в котором указано, что моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Также суды при определении размера компенсации морального вреда оставили без внимания личность истца, который ранее никогда не привлекался к уголовной ответственности, заметил Верховный суд: незаконное привлечение его к уголовной ответственности за особо тяжкое преступление и длительное нахождение под стражей было «существенным психотравмирующим фактором», чего не учли нижестоящие суды. 

Решение гражданской коллегии Верховного суда может стать началом новой судебной практики, поднимающей размеры компенсаций по всем категориям дел до хотя бы минимально разумных.

 

Несмотря на очевидность того, что  компенсации должны быть разумными, что нужно применять нормы международного права, что должны быть ориентиры хотя бы от Верховного суда по размерам таких компенсаций, этот судебный акт, по сути, является первым, в котором высший судебный орган дал какие-то рекомендации относительно размеров компенсаций. Особенно ценно, что суд сослался на практику ЕСПЧ, которая более гуманна.